Для быстрой связи
WhatsApp Mail Phone
Инвестиции как призвание
Станет ли рынок аренды в обозримом будущем более цивилизованным, а инвестиционные инструменты – удобными? Основатель компании Qasabo Стаффан Таст уверен, что да! Много лет он живет и работает в Санкт-Петербурге, потому что знает: у российских частных инвесторов огромный потенциал.

Стаффан Таст
Основатель Qasabo
У российского частного капитала огромный потенциал – Стаффан Таст знает об этом не понаслышке. Более пяти лет он меняет рынок аренды Санкт-Петербурга. Зачем современному инвестору нужны стратегическое планирование, повышение качества съемного жилья и доверительное управление? Рассказываем в серии интервью с основателем «Касабу».
Вы с детства предпочитали активные виды деятельности. Не удивительно, что после окончания средней школы оказались на финском флоте. Но как в вашей жизни появились финансы? Почему вы выбрали именно это направление?
— В подростковом возрасте меня заинтересовали глобальные проблемы человечества, особенно, почему одни страны богаты, а другие – бедны. Мы часто говорили об этом с отцом. Сначала я планировал стать журналистом, но затем захотел глубже понять процессы, происходящие в мировой экономике. Поэтому я и решил изучать экономику развития, эффективное распределение капитала и рынок капитала в целом.
Вам повезло учиться и работать в разных странах и даже на разных континентах. Почему в результате вы остановили свой выбор на России?
— Думаю, есть три основные причины, по которым я выбрал Россию.

Во-первых, я стремился плыть против течения и находить хорошее в том, что другие люди таковым не считали. Не секрет, что я родился в стране, где отношение к Советскому Союзу и России было неоднозначным. Несмотря на богатую общую историю и географическую близость, большинство жителей Финляндии мало знали о России и воспринимали ее либо отрицательно, либо безразлично. Я, как и многие представители моего поколения, рос на рассказах дедов о Зимней войне 1939 года, а также на антикоммунистических рассказах из финской гражданской войны 1918 года. Все это вызывало у меня интерес и любопытство. Помню, когда я был подростком, мы с отцом путешествовали по Финляндии и по моей просьбе «нырнули» как можно ближе к закрытой советской границе. Затем в 1985 году я совершил свою единственную поездку в Советский Союз. Тогда это напоминало высадку на другую планету.

Во-вторых, меня всегда привлекало «то, что можно улучшить». Я искал возможность оказать влияние, если можно так сказать. Австралия была сказочной, с точки зрения качества жизни, страной: либеральной, с богатой инфраструктурой, потрясающей природой и комфортным для человека климатом. Но я хотел большего, чем хороший отдых. В родной Скандинавии я испытывал чувство отсутствия возможностей.

В-третьих, в мире множество интересных мест с огромным потенциалом. Но, пожив в Мельбурне и во Владивостоке, я понял одну вещь: когда живешь так далеко от дома, своих близких видишь не чаще одного-двух раз в год. Я могу быть космополитом, но я очень ценю семью, и близость к ней многое значит для меня.

Таким образом, Санкт-Петербург оказался идеальным вариантом. Это место территориально не столь удаленное от моего родного дома, с яркой культурной жизнью и широкими возможностями для бизнеса. Я никогда не жалел о своем выборе. Вот уже 15 лет я живу здесь и с гордостью называю Санкт-Петербург своим вторым родным городом.
Переехав в Санкт-Петербург, вы жили в арендной квартире. Расскажите, об этом опыте.
— Первое, что я помню, – это контрасты. Я ехал на поезде по унылым промышленным пригородам, навевающим депрессию, а потом, выйдя из метро, ощутил полную жизни атмосферу Невского проспекта. Затем зашел во двор красивого, но ветхого здания, увидел лестницу, которая была темной и холодной, и снова впал в уныние. Открыв дверь, я оказался в своей первой съемной квартире в Санкт-Петербурге, она была огромной и уродливой, но очень дешевой по меркам Хельсинки.
Как вы занялись инвестициями в недвижимость? Повлиял ли на ваше решение ваш собственный опыт арендатора?
— Отчасти – да! Я видел, как комиссию берут просто за показ квартиры, даже если такой договоренности не было, как на ходу меняются планы арендодателя. В полной мере ощутил и низкое качество предложений на рынке. Но что меня покоробило больше всего, так это отсутствие удобных инструментов и сервисов для инвестирования. Складывалось впечатление, что люди зачастую инвестируют не эффективно, а еще чаще не эффективно управляют приобретенными активами.
Международная компания SATO, с которой вы сотрудничали, стала пионером профессионального управления недвижимостью на петербургском рынке. С какими трудностями пришлось столкнуться?
— SATO – это, в первую очередь, инвестиционная, а не управляющая компания. Это означает, что инвесторы покупают акции SATO, а компания инвестирует полученные средства в аренду квартир, которыми она управляет. Компания была основана в 1940 году по инициативе правительства Финляндии для расселения беженцев из Выборга и с Карельского перешейка. Сегодня она имеет в своем портфеле 25 000 квартир стоимостью более четырех миллиардов евро. Благодаря сильному росту цен в Хельсинки, низким процентным ставкам и солидному спросу на аренду компания может обеспечить своим инвесторам хорошую доходность. Что касается российского периода, то он начался в 2007 году, когда компания искала новые возможности для роста за пределами родного Хельсинки. Таллинн считался слишком маленьким, Стокгольм отличался высокой степенью конкуренции. А вот Санкт-Петербург оказался наиболее подходящим. Даже будучи крупнейшим городом Северной Европы, он не мог похвастаться большим числом похожих предложений. Теперь, оглядываясь назад, мы знаем, что время оказалось не самым лучшим.
Как появилась компания Qasabo? Что вдохновило вас на ее создание?
— Когда в период кризиса 2014 года компания SATO заморозила дальнейшие инвестиции, я увидел возможность развить идею современных арендных квартир и создать удобный инвестиционный инструмент для широкой общественности. Мне было ясно, что в России много частного капитала, но мало надежных сберегательных инструментов. Конечно, существовали банковские вклады, обеспечивающие разумную по европейским стандартам доходность, но они не были защищены от инфляции.
— Стаффан, можно ли сказать, что Qasabo постепенно меняет рынок аренды Санкт-Петербурга? Становятся ли инвестиции в недвижимость более осознанными?
— Я верю, что да! Медленно, но верно арендаторы начинают требовать от собственников съемного жилья большей предсказуемости, большей прозрачности, и они все меньше и меньше готовы платить кому-то дополнительную месячную арендную плату просто за показ квартир. Сегодня информация о доступных квартирах есть в открытом доступе, существует множество сайтов с объявлениями. Постепенно рынок аренды становится более «цивилизованным». Розничный рынок уже пережил фундаментальную трансформацию между 1990 и 2010 годами. Полагаю, что и аренда квартиры со временем станет похожа на покупку любой другой услуги у проверенных поставщиков.
Какие цели вы ставите перед Qasabo на ближайшие пять, десять лет?
— Наша цель на следующее десятилетие – это создать лучший инструмент для инвестирования в аренду квартир в Санкт-Петербурге и внести свой вклад в развитие рынка аренды. Мы хотим, чтобы инвестиции стали выгодными, легкими и безопасными, а, повысив качество предложений, хотим сделать жизнь в городе приятной, комфортной и продуктивной.
Узнайте больше об инвестициях с Касабу здесь.

15 ЯНВАРЯ / 2020